Как пандемия изменила традиционные медиа
Как пандемия изменила традиционные медиа

Что теперь россияне смотрят по телевизору, как пандемия сказывается на радио и что происходит с печатными изданиями

Медиапотребление в эпоху коронавируса

Генеральный директор «Газпром-Медиа Холдинга» Александр Жаров рассказал, как новая реальность изменила медиапотребление людей. Самый главный вывод, по словам медиаменеджера, касается роста семейных телепросмотров. «В нашей стране растет так называемое семейное телесмотрение, когда люди привыкли во время локдауна смотреть телевизор или фильм на онлайн-платформе вместе, всей семьей, и появился соответствующий запрос на такой контент», – пояснил глава холдинга.

Еще одна тенденция – изменение прайм-тайма. «Сейчас около 30% людей работают удаленно – это тоже изменяет медиапотребление. Я и мои коллеги отмечаем, что если раньше у нас был один прайм-тайм, когда было максимальное потребление контента с 18 до 22 часов, то сейчас появился еще дневной прайм, когда люди в обед тоже смотрят и активно потребляют информацию», – сообщил руководитель «Газпром-Медиа».

Изменились и элементы новостной повестки: сегодня основные темы – это политика, экономика и вирусология. «Люди живут в изменяющемся мире, ведь, помимо пандемии, которая ускорила процесс цифровизации, меняется уклад. И поэтому люди дезориентированы, они у информационных платформ, у телевидения ищут ответы на те вопросы, как им жить в этом изменяющемся мире», – отметил Александр Жаров.

Он также заявил, что миссия средств массовой информации, «как она всегда и была – это и воспитывать, и учить, и объяснять, и сейчас она как никогда высока и востребована».

Подробнее о том, что теперь смотрят по телевизору, читайте в материале «Гендиректор «Газпром-Медиа»: пандемия изменила медиапотребление людей».

Радио во время пандемии

Управляющий директор Русской медиагруппы Дмитрий Медников рассказал, как пандемия повлияла на популярность радио и каковы его перспективы. По его словам, до коронавируса самым популярным местом для прослушивания радио был автомобиль. После начала пандемии люди стали ездить меньше, поэтому предпочли включать радио в интернете, в «цифре». Поэтому были опасения, что после снятия всех ограничений, когда люди снова окажутся в своих машинах, они не вернутся к классическому формату прослушивания или же и вовсе перестанут слушать радио. «Но они не просто замечательно остались в «цифре», а еще и вернулись на FM, когда опять появилась возможность ездить. Более того, они как-то внутри своих семей, сообществ, в том числе из разных поколений, в период пандемии осуществили диффузию знаний о том, что слушать. Поэтому пандемия стала своеобразной «маркетинговой акцией» в интересах радиостанций», – прокомментировал Дмитрий Медников.

Важную роль для радиостанций сыграл тот факт, что беспроводные наушники стали самым популярным гаджетом в мире. Это позволило преодолеть стереотип, что радио – развлечение только для машины, и дало возможность слушать его персонально от пяти до 10 часов в день. Русская медиагруппа увидела в этом хорошие перспективы роста для всего, что можно назвать «звук», и возможность зарабатывать на этом разными способами: с помощью рекламы, предоставления подписки и т. д.

Большое преимущество цифрового радио состоит в том, что собираемые данные дают четкое представление, что пользуется успехом у слушателей, а что – нет. При этом Русская медиагруппа не ставит крест на FM-частотах, а совсем наоборот: Дмитрий Медников преследует цель вернуть флагманскую радиостанцию «Русское радио» в топ FM-диапазона. Также он говорит о готовности включать новые радиостанции в свою сферу влияния, потому как у одиночных проектов, по его мнению, нет шансов успешно существовать на рынке.

Больше о том, как радио существует в современных реалиях, вы найдете в материале «Управляющий Русской медиагруппы – РБК: «Одинокой станции выжить сложно».

Судьба печатных изданий

Первый год пандемии ударил по издательствам сильнее, чем по любому другому бизнесу в медиаотрасли. По данным Ассоциации коммуникационных агентств России, рынок принта тогда упал почти на 50%. Дополнительная сложность возникла, когда «Роспечать» продала свои киоски – печатные издания просто лишились точек сбыта. Это отразилось на структуре многих лидеров печатного рынка. Например, «Комсомольская правда» стала именовать себя не издательским домом, а медиагруппой, потом как доля ее доходов от диджитал-рекламы достигла в 2020 году 60%.

Сильнее других в первый пандемический год пострадали средние и мелкие региональные издания. В связи с сокращением числа рекламодателей и рекламных бюджетов редакции были вынуждены увольнять сотрудников и снижать зарплаты, уменьшать тиражи. Союз журналистов России добился включения медийной отрасли в список самых пострадавших от пандемии, что позволило изданиям обращаться за помощью к государству.

Эксперты полагают, что в будущем печатные издания станут специальным продуктом для элитарной аудитории, которая привыкла к подобному формату и ценит его. Это сделает печатные продукты более качественными и позволит издателям и далее получать доходы от рекламы в принте.

Дополнительные факты о рынке печатных изданий вы найдете в материале «Потеряли на бумаге, приобрели в онлайне: как СМИ пережили локдауны».

© 2022 ФОМ
+ в избранное
Поделиться